Чтобы не возводить в квадрат

Чтобы не возводить в квадрат

Как не допустить разворовывание однажды украденного?

Неправая нажива — детям не разжива.

Русская пословица

Идея не возвращать деньги именно правительствам стран их происхождения была озвучена представителями Transparency International France, Transparency International EU, которые выпустили петицию под названием «Остановите клептократов: Европейский союз не должен быть безопасным местом для наворованных активов». Эксперты Сара Бримбеф, Лаура Брийо, Матильда Манци критикуют за непрозрачный путь возврата замороженных денег и недвижимости Гульнары Каримовой в Узбекистан из Ирландии, Франции, Нидерландов, Швейцарии и Великобритании по примеру Франции. Его авторы обращаются к властям Франции, других европейских стран, а также Европейского союза, призывая их не передавать украденный Каримовой миллиард долларов властям Узбекистана под предлогом того, что они также коррумпированы и на нужды народа не пойдут. Правозащитники, специализирующиеся на борьбе с коррупцией, призвали лидеров европейских стран «разработать прозрачный механизм возврата в соответствии с международным правом».

При этом, Transparency International очень четко выступает за то, чтобы именно возвращать украденное в страны происхождения, критикуя практику Соединенных Штатов Америки, которые штрафуют компании, замешанные в коррупции в- третьих странах, но в пользу своего бюджета. В статье в российских «Ведомостях» юрист «Трансперенси интернешнл – Россия» Григорий Машанов пишет, что в борьбе с коррупцией в третьих странах пока «лучше всех справляется США», однако «это государство смогло превратить борьбу с экспортом коррупции в довольно выгодное дело». Он приводит в пример кейс российского телекоммуникационного гиганта МТС и имеющего тесные связи с Россией Veon, которые платили взятки в Узбекистане за лицензии на мобильную связь. В итоге они заплатили в США гигантские штрафы за эти взятки: МТС – $850 млн, Veon – $795 млн. Пойти на это их вынудило то, что бумаги этих компаний обращаются на американской бирже, поэтому они попали под действие закона FCPA. Однако, как отмечает юрист, «ни пострадавший от коррупции народ Узбекистана, ни страна регистрации – Россия – ничего с этих штрафов не получили». «Трансперенси» считает ненормальной эту ситуацию и работает над продвижением идеи о возврате коррупционных денег в те страны, откуда они были украдены или чьи народы пострадали от такой «элитной» коррупции», — пишет представитель «Трансперенси интернешнл – Россия». И он же приводит в пример ту страну, которую местные коллеги, как уже говорилось выше, призвали делать это как-то иначе. «Особенно близки к реализации этой идеи наши коллеги во Франции, где на решающей стадии находится принятие соответствующего закона. Остальные страны не настолько успешны. Число возбужденных дел остается невысоким», — написал Машанов.

Читайте также  Под шумок русофобской и милитаристской истерии Запада в Эстонии началась активная фаза переформатирования сознания с подчинением русского и русскоязычного населения воле и миропониманию этнократического государства. С восстановления независимости в 1991 году это, хотя еще недавно не особо афишируемая этнократами, стала вожделенной целью, будто бы гарантирующей безопасность государства и стабильность общества. Русские остаются в Эстонии костью в горле.

Мы в Казахстане уже имели дело с ситуацией, когда итогом рассмотрения дел, связанных с коррупцией, стала альтернативная форма возвращения денег. BOTA Foundation был создан, как итог рассмотрения в США дела Джеймса Гиффена, обвиненного в даче взяток казахстанским чиновникам, при участии США, Швейцарии и действовал под контролем Всемирного банка. Туда были перечислены замороженные казахстанские $84 миллиона плюс проценты, набежавшие на них. Общая сумма вышла более $100 млн. Но в 2014 году фонд завершил свою деятельность (его программа была рассчитана на 5 лет). В принципе его деятельность была признана успешной, хотя внимательные читатели отчетности фонда и обращали внимание, что в иные года на операционные расходы организация тратила столько же или даже больше, чем на казахстанских детей. По словам представителей фонда, пособия от BOTA Foundation получили более 150 тысяч казахстанских детей из малообеспеченных семей, более 800 студентам был дан грант на образование.

Эффективность BOTA Foundation – это все же предмет дискуссий, а не что-то бесспорное. Некоторые эксперты говорили в частных разговорах, что вопросов к эффективности трат было действительно очень много. Но также понятно, что внутри Казахстана есть определенного рода реальность, в которой, наверное, просто невозможно наладить действительно прозрачное и эффективное распределение денег. Может быть, по этой причине предложение французских экспертов по борьбе с коррупцией имеет смысл каким-то образом объединить с опытом BOTA Foundation? Например, таким же образом создавать специализированные фонды для каждой из стран, подверженных коррупции, с участием международных финансовых организаций, но на территории ЕС и Великобритании? «Благодаря» пандемии сегодня неважно, где конкретно физически будет находиться тот или иной офис, все можно делать «на удаленке». Европа могла бы нанять хороший состав наблюдательного совета из числа своих и наших граждан, пользующихся непререкаемым авторитетом в области гражданского общества или благотворительности. Наше население в значительной мере охвачено интернетом, благодаря eGov и kaspi, чтобы не искать офисы вживую и не писать заявления на бумаге.

Читайте также  Сирийский кризис: тернистое движение от войны к миру

И тут Вы можете спросить: а почему именно в Европе, а не в Казахстане или в других странах, откуда деньги выводятся? Потому что после пандемии мы доверяем нашим властям, чиновникам, все меньше и меньше. Несмотря на формально проведенную смену власти, реальных изменений в стране почти нет. А те нарушения, которые вскрываются в здравоохранении, практически разрушили веру в то, что цифровизация может эффективно противостоять коррупции. Поэтому, на наш взгляд, возврат «уворованного» необходимо производить вообще без участия наших чиновников и даже без их присутствия. Пусть эти деньги будут работать действительно на благо народа Казахстана – их можно использовать для грантов при обучении в Европе для наших студентов, для медицинской помощи в сложных медицинских случаях, для грантов или прямого финансирования независимых СМИ, правозащитников, НПО, независимых профсоюзов. Конечно, нет идеальных чиновников и в Европе, но там, по крайне мере, можно добиться реальной прозрачности и непредвзятости при распределении средств. Поэтому, господа европейцы! Если можно – создавайте фонда для помощи нашим гражданам по месту конфискации украденных денег. Только тогда мы их хотя бы как-то почувствуем.