Денежный кризис в Крыму: главное — это наличные («The Guardian», Великобритания)

Денежный кризис в Крыму: главное — это наличные («The Guardian», Великобритания)

Шон Уокер (Shaun Walker)

У жителей Крыма, если они хотят что-то купить, есть только два варианта оплаты — наличными или универсальной электронной картой «ПРО100».

Visa, MasterCard и все остальные признанные игроки на рынке международных платежных систем прекратили свою деятельность после того, как в прошлом году были введены западные санкции в знак протеста против российской аннексии полуострова. Чтобы заполнить этот пробел, в Крыму с опережением срока была введена карта «ПРО100» — первый этап российского проекта по запуску собственной внутренней системы кредитных карт.

Карта «ПРО100» — это единственный способ получить наличные в Крыму. Международные системы денежных переводов тоже ушли с полуострова, и даже люди с кредитными картами российских банков не могут перевести деньги или снять с них наличные.

«Мой друг в США должен был перевести мне деньги, и ему пришлось пересылать их банковским переводом знакомому в Москву, а тот получил деньги и потом нашел человека, который летел в Крым из Москвы и вручил мне наличные», — рассказывает возмущенный крымчанин.

Эта система является лишь одним примером того, как местному населению приходится адаптироваться к новой реальности, и служит намеком на то, во что может превратиться жизнь во всей России, если западные санкции ужесточатся.

«Система „ПРО100“ была введена здесь слишком поспешно, — комментирует министр Российской Федерации по делам Крыма Олег Савельев. — Мы очень надеемся, что наши банкиры и Центробанк успеют интегрировать платежные системы до лета, чтобы туристы, приезжающие сюда со своими обычными кредитными картами, могли ими пользоваться».

Несмотря на то, что большинство жителей Крыма довольны присоединением к России, их жизнь усложнилась, поскольку большинство стран мира считают это присоединение незаконным. Украинские банки прекратили свою деятельность на полуострове, а крупные российские банки так и не пришли на их место из боязни последствий международных санкций. В результате у жителей остался ограниченный выбор банков, акционерная структура многих из которых подозрительна и неясна.

Читайте также  Под шумок русофобской и милитаристской истерии Запада в Эстонии началась активная фаза переформатирования сознания с подчинением русского и русскоязычного населения воле и миропониманию этнократического государства. С восстановления независимости в 1991 году это, хотя еще недавно не особо афишируемая этнократами, стала вожделенной целью, будто бы гарантирующей безопасность государства и стабильность общества. Русские остаются в Эстонии костью в горле.

Система «ПРО100» (название которой звучит по-русски как «просто») была запущена как проект «Сбербанка» — крупнейшего государственного российского банка. Однако сам «Сбербанк» в Крыму так и не появился, и многие детали, касающиеся «ПРО100», до сих пор не ясны. У этой системы кредитных карт есть раскрученный сайт, однако на протяжении двух недель многократные попытки дозвониться по всем указанным на сайте номерам оказались безуспешными. Время от времени кто-то снимал трубку и тут же отключался.

Аналитики утверждают, что, хотя существуют планы в дальнейшем ввести систему «ПРО100» во всей России, такое быстрое распространение карт, на которое рассчитывают власти Крыма, вряд ли возможно.

«Если бы оказалось, что существует реальная возможность дальнейших санкций, а Visa и Mastercard прекратили бы функционировать, то тогда бы были приняты меры по более быстрой активации этой системы, хотя, конечно, это была бы карта, которая работала бы только внутри России, — отмечает аналитик банка БКФ Максим Осадчий. — Но учитывая, что ситуация на Украине успокаивается, как и экономический кризис, который приводит к бюджетным сокращениям, совершенно нереально, что это произойдет в широком масштабе в течение следующего года».

Для некоторых жителей Крыма присоединение к России оказалось экономически выгодным после того, как украинские банки спешно покинули полуостров.

«У российских властей нет полного доступа к украинским земельным кадастрам и реестрам недвижимого имущества, — говорит юрист из Симферополя, пожелавший остаться неназванным. — Поэтому если вы захотите совершить сделку с недвижимостью, вас автоматически внесут в реестр собственников в соответствии с российским законодательством, при этом они не будут знать, есть ли у вас, например, долги по ипотеке перед украинским банком».

Читайте также  Панама, согласно высоким оценкам большинства международных организаций, является одной из лучших стран, если брать климат за эталон комфортного проживания. Это потрясающая приморская зона, где курортный сезон не прерывается. Кстати, и по социальному уровню развития у Панамы есть чему поучиться.У Панамы очень устойчивый климат, что выделяет эту страну среди остальных стран Карибского региона. Не зря эту страну туристы окрестили латиноамериканской Швейцарией. Поток туристов здесь не прекращается никогда. Для тех, кто собирается приобрести здесь недвижимость, – это еще один плюс: Вы сможете спокойно сдавать жилье в аренду на время своего отсутствия – арендаторы всегда найдутся. Цены на здешнюю недвижимость значительно ниже европейских: от 1200 долл. за 1 кв.м. Варьируются цены в зависимости от месторасположения объекта недвижимости, уровня местной инфраструктуры, этажности и прочих стандартизированных факторов.

Тем не менее, большинству крымчан банковская неразбериха усложнила жизнь. Большая часть работавших на полуострове разработчиков программного обеспечения прекратили свою деятельность и покинули Крым. Работу в регионе прекратили и многие приложения Apple и Google. Из-за санкций не действует мобильная связь, предоставляемая украинскими и другими нероссийскими провайдерами.

Поскольку после подписания в прошлом месяце в Минске мирного соглашения наиболее ожесточенные боевые действия на востоке Украины, по всей видимости, утихли, вероятность ужесточения санкций исчезла. Однако непохоже, что в ближайшие месяцы Евросоюз и США намерены отменить какие-либо из действующих санкций.

Савельев, который сам попал в санкционный список ЕС из-за занимаемой в Крыму должности, заявляет, что адресные санкции совершенно не повлияли на его жизнь, и утверждает, что даже не знает, в каком именно списке он числится. Однако он не скрывает своего возмущения в связи с тем, как от санкций страдает весь регион.

«Что меня поражает, так это антигуманная природа санкций, — говорит он. — [Их главная идея] — пусть там станет хуже, пусть там люди умирают, но зато никто не сможет инвестировать в Крым из-за страха наказания. Весь мир сошел с ума».