Испанский сапожок. Сапатеро – по-испански «сапожник». Именно он, премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро, в ответе за то, чтобы старушка-Европа не оказалась в дырявых сапогах

Испанский сапожок. Сапатеро – по-испански «сапожник». Именно он, премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро, в ответе за то, чтобы старушка-Европа не оказалась в дырявых сапогах

Худшие прогнозы имеют обыкновение сбываться. И гром грянул. Испанские власти официально признали, что их национальные банки столкнулись с кризисом ликвидности. Между тем четвертая по размерам в еврозоне экономика только в июле и только по гособлигациям должна отстегнуть 16,2 млрд. евро. По некоторым данным, ЕС, МВФ и минфин США экстренно готовят для страны антикризисный пакет в 250 млрд. евро. Это, надо полагать, для начала. «Испанский сапожок» – испытание для еврозоны хотя и ожидаемое, но вряд ли переносимое. И насколько эти финансовые тиски окажутся жесткими, теперь во многом зависит от внутриполитического авторитета и международного веса одного человека – премьера Испании Хосе Луиса Родригеса Сапатеро.

В заслугу этому премьеру-социалисту ставят и «испанское экономическое чудо», и многочисленные передряги, благодаря которым страну на Пиренеях ныне величают не иначе как второй (после Греции) головной болью Европы. На долю Хосе Луиса Родригеса Сапатеро, до 1 июля 2010г. продолжающего председательствовать в Евросоюзе, пришлось столько испытаний, что никому мало не покажется. В контексте нынешнем это объясняется просто. Сапатеро – по-испански «сапожник». Так вот: именно он, Испанский Сапожник, определяет в наши дни, в какой валюте станет оцениваться завтра европейская обувь. И не только обувь. Вообще то, каким шагом пойдет в светлое будущее старушка-Европа: в дружном строю, под команды комиссаров Евросоюза, лелеющих евро, или каждая страна по отдельности и с собственными национальными банкнотами.

«Его приход стал катастрофой. Оно (новое правительство. – «Итоги») перестало нести всякую ответственность за свои решения», – припечатал в интервью парижской Le Figaro лидера испанских социалистов его конкурент, правый экс-премьер Хосе Мария Аснар. По его мнению, страна на грани дефолта. Как считает Аснар, чтобы свести концы с концами, Хосе Луис Родригес Сапатеро вынужден будет резать бюджет. А потому не избежать ему досрочных выборов, которые социалисты – если верить недавним зондажам общественного мнения – непременно проиграют…

Тут для премьера Сапатеро, как говорится, есть две новости: хорошая и плохая. Хорошая состоит в том, что сокращение бюджетных расходов испанский парламент все-таки поддержал, урезав его на 18 млрд.долл., заморозив при этом пенсии и уменьшив на пять процентов зарплаты бюджетникам. Плохая же новость связана с тем, что решение было принято с перевесом всего в один голос, а само голосование прошло 27 мая – банки начало лихорадить позже, а стало быть, главные проблемы еще впереди. Удастся ли премьеру и на сей раз пройти по лезвию бритвы, не поранив пяток?

Как он признался однажды журналистам, «предки мои оберегают меня». На карикатурах десятилетней давности лидера социалистов изображали в маске легендарного мстителя Зорро и со шпагой в руке. И в самом деле, фамилия его матери начинается на букву Z. Родригес – это фамилия по отцу. По этой линии дед Хосе Луиса – капитан-пехотинец Хуан Родригес Лосано – был фигурой насколько спорной, настолько и легендарной. Впрочем, о лакунах в биографии этого исторического персонажа летописцы предпочли позабыть, а вот о героических страницах в его жизненном итинерарии рассказывают охотно.

А дело было так. Капитан Родригес Лосано заработал свои первые боевые награды, подавляя в двадцатых годах прошлого столетия восстание рифов – марокканских горцев-националистов. Затем он отличился, громя в 1934г. астурийских шахтеров, слишком близко к сердцу воспринявших лозунги большевизма.

Читайте также  В Ставропольском государственном аграрном университете Владимир Путин провёл совещание по вопросам развития сельского хозяйства в России.

Его непосредственным командиром был генерал Хосе Санхурхо, один из будущих вожаков путчистов-антиреспубликанцев. Впрочем, в июле 1936г. после того, как над всей Испанией было объявлено «безоблачное небо», капитан Родригес Лосано остался верен присяге и не последовал за заговорщиками. Тем более что после неожиданной смерти генерала Санхурхо (он разбился в авиакатастрофе) фалангистов возглавил генерал Франко, с которым у предка нынешнего премьера были напряженные отношения. Ровно месяц спустя в окрестностях Леона бывшие соратники расстреляли капитана-республиканца. В приговоре сказано, что он бесчеловечно казнил фалангистов – зарывал их по пояс в землю и использовал в качестве живых мишеней.

Как выяснилось потом, перед смертью капитан успел заверить у нотариуса свое завещание. В нем он назвал все обвинения бредовыми и призвал потомков к отстаиванию идеалов свободы. Как утверждают биографы нынешнего испанского премьера, именно после чтения этого исторического документа у Родригеса Сапатеро окрепло желание вступить в ряды социалистической рабочей партии, которая была запрещена в Испании на протяжении почти сорока лет вплоть до фев. 1978г.…

Но прежде чем перейти к политической карьере нашего героя, хочется покончить с историей о казненных предках. Дело в том, что дед учительницы пения Сонсолес Эспиноса Диас, жены Родригеса Сапатеро, тоже был убит «на той единственной гражданской». С той только разницей, что его расстреляли сторонники республики.

Так вот, к шестнадцати годам Хосе Луис, как и его старший брат, ученик католического колледжа, сделался убежденным леваком. Вместе с отцом-юристом и матерью-врачом он собирал деньги в фонд поддержки социалистов и расклеивал объявления о митингах коммунистов. А когда ему было девятнадцать, произошел окончательный разворот влево: парень услышал выступление Фелипе Гонсалеса. Молодой и обаятельный лидер социалистов заводил толпу с пол-оборота и больше походил на телезвезду, чем на политика. Хосе Луис решил стать таким же.

Он вступил в Испанскую социалистическую рабочую партию (ИСРП), где сделал невероятную по своей стремительности карьеру. К двадцати двум годам Родригес Сапатеро, студент факультета права Леонского университета, написавший восторженную научную работу по аграрным реформам в СССР и Китае, стал самым молодым членом конгресса депутатов генеральных кортесов за всю историю существования испанского парламента.

В университет политик вернулся «по совместительству», начав читать курс по конституционному законодательству. Как утверждают злые языки, преподавательский пост Родригес Сапатеро получил по протекции родственников. Университет был ему нужен как воздух, чтобы избежать призыва в армию. Соратники по партии, вспоминая о своем лидере в ту пору, непременно воздают должное его изысканным манерам, редкостному обаянию и умению ладить с окружающими. Бемби – такова его кличка среди друзей. Искусство создавать вокруг себя компанию единомышленников в дальнейшем будет доведено заматеревшим Сеньором Z до совершенства. Хотя, надо сказать, несмотря на его активность среди левых депутатов кортесов, авторитет Хосе Луиса в парламенте был невелик. Да и сама партия на рубеже веков переживала не самые простые времена. Социалистов обвиняли то в коррупции, то в предательстве интересов трудящихся – тем более что на выборах 1996г. к власти в Испании пришли правые.

Читайте также  NBC News (США): Трамп провел телевстречу с избирателями вместо традиционных теледебатов

«Способность к выживанию превосходит у этого политического деятеля все мыслимые и немыслимые пределы, – пишет о Хосе Луисе Родригесе Сапатеро парижская Le Figaro. – Не говоря уже о его умении удивлять». Амбициозный депутат прекрасно понимает, что без лидерства в партии ему большой и звонкой карьеры не построить, и начинает борьбу. Ему есть с кого брать пример. В год миллениума Сапатеро создает внутри ИСРП собственную фракцию. Она называется «Новый путь» и по сути дела является клоном движения «Третий путь» Тони Блэра внутри лейбористской партии Великобритании.

Задачи определены, цели ясны. Не проходит и полгода, как в июле 2000г. на выборах генерального секретаря партии Родригес Сапатеро совершенно неожиданно с перевесом в каких-то 9 голосов побеждает своего главного конкурента – тяжеловеса, вальяжного и циничного Хосе Боно.

…Накануне мартовских выборов 2004г. в парламент все опросы общественного мнения, проводимые в разных регионах Испании, называли социалистов проигравшими. Несмотря на ожесточенные атаки на премьер-министра Хосе Мария Аснара со стороны Сапатеро и его сторонников, авторитет Чарли (так за явное сходство с Чаплином прозвали лидера правых) оставался непоколебимым. Но надо же было такому случиться, что ровно за три дня до выборов в Мадриде был совершен самый кровавый за всю историю страны теракт. Был убит 191 чел. и ранено более двух тысяч. И в мгновение ока от преимущества консерваторов не осталось и следа!

ИСРП, получившая 11 млн. голосов (на 3 млн. больше, чем в 2000г.), одержала убедительную победу, и Хосе Луис Родригес Сапатеро смог сформировать однопартийное правительство. Он стал первым премьером послефранкистской Испании, который занял этот пост с первой попытки.

«Никогда еще смена правительства в Испании не сопровождалась столь радикальным изменением внешнеполитического курса», – отмечает политолог Карлос Луис Мигель. Все четче стали вырисовываться основные положения того, что потом получило название «доктрины Сапатеро». А именно: амортизация нежелательных для Испании последствий расширения Евросоюза, приведшего к сокращению выплат Мадриду из фондов ЕС; коррекция двусторонних отношений с США с нахождением для обеих сторон баланса интересов; продвижение за рубежом странового бренда – что испанцы называют marca Pais. Испанский Сапожник знал, чего хотел: его страна, совсем еще недавно считавшаяся задворками Европы, должна в кратчайшие сроки превратиться в видного члена мирового сообщества, в среднюю региональную державу с глобальными интересами. Не более и не менее.

И началось! За считаные годы сама Испания с ее курортами и гастрономией, образом жизни и культурой, торговыми марками и мегаполисами превратилась поистине в страну-бренд. По итогам зондажа общественного мнения, проведенного Financial Times в 2006г., Испания заняла первое место в качестве желаемого места проживания европейцев. Европеизм стал основным вектором испанской внешней политики. Да это и закономерно. Помогли субсидии ЕС: с 1987 по 2007г. их сумма составила 186 млрд. евро.

Активный сторонник равноправия полов, Сапатеро не только легализировал аборты (их разрешили делать начиная с шестнадцати лет без одобрения родителей), сделал развод недорогой и формальной процедурой, но даже замахнулся на постулаты святой римской церкви. Аккурат на следующий день после избрания понтификом Бенедикта XVI нижняя палата испанского парламента проголосовала за разрешение однополых браков. Более того – гомосексуальным парам позволили усыновлять детей. И это в Испании, на родине инквизиции и «Опус Деи»!

Читайте также  В то время как в России основная часть населения все еще высказывается против предоставления иностранцам возможности покупать российскую землю, в Литве полным ходом идет передача земельных угодий западному капиталу. Вполне понятные страхи в отношении того, что Литва может потерять свое главное богатство, перевешиваются очевидной выгодой, которую страна получает от такого сотрудничества с Западом. Еще до вступления стран Восточной Европы и Балтии в Евросоюз западные фермеры посматривали на восток, искали здесь места для приложения своих навыков и капиталов. Не стоит забывать, что фермер на Западе – вымирающий вид. Рынком сельскохозяйственной продукции правят крупные агропромышленные корпорации, конкуренция «частников» с которыми становится безнадежным делом.В Западной Европе ощущается дефицит земли. Например, датчанин, имеющий несколько га земли в своей стране, не может рассчитывать на большой доход, а арендовать дополнительную землю по тамошним расценкам он зачастую не в состоянии. В то же время, приехав в Литву, он может арендовать землю у литовских собственников всего за 100-200 литов (35-70 долл.) за га в год, в зависимости от качества земли. За смехотворную сумму в 3-7 тыс.долл. западный фермер может арендовать в Литве сто гектаров земли в течение года. Конечно, и цены на сельхозпродукцию в Литве – ниже, чем на западе Европы. Но зато и рабочая сила – крестьяне из близлежащих деревень – очень дешевая. А после вступления стран бывшего советского блока в ЕС, дополнительным стимулом для инвестиций в их сельское хозяйство стало падение таможенных барьеров. В условиях единого еврорынка западный фермер получает возможность, произведя продукцию на востоке, продавать ее у себя дома, где и доходы населения, и цены намного выше. Наконец, нельзя не вспомнить и о новом стимуле для завоевания восточных земель западным капиталом. С пред.г. началась выплата субсидий из фондов Евросоюза земледельцам новых членов ЕС. И этим правом уже воспользовалось немало сельхозфирм в Литве.

Но и этого Сапожнику оказалось мало для либерализации по-испански. Пепел расстрелянного деда не уставал стучать в его сердце. В 2005г. правительство передало парламенту проект закона о «восстановлении памяти». Помимо выплаты пособий всем пострадавшим от гражданской войны и диктатуры премьер предлагал сбить с фасадов домов всю символику франкистской эпохи, убрать еще оставшиеся памятники каудильо и его полководцам и – самое главное – перенести прах Франко и генерала Примо де Ривера из Долины павших под Мадридом на обычное гражданское кладбище. Многим это показалось уже слишком. Даже Фелипе Гонсалес, патриарх социалистов, расценил меры своего адепта как «запоздавшие и мелкие». Как писали газеты, ничто теперь уже не гарантировало, что социалисты не замахнутся на институт монархии, восстановленный в стране, как известно, согласно воле генералиссимуса.

Все чаще Сапатеро стали изображать на карикатурах похожим на британского комика Мистера Бина, беспорядочного и непредсказуемого. Вспомнили и о его ляпах во внешней политике. О том, как он активно поддержал Сеголен Руаяль на президентских выборах во Франции, за что заслужил от Николя Саркози характеристику «неумного». О том, как выражал свои симпатии Джону Керри буквально за несколько дней до повторной победы Джорджа Буша. О том, как братался с Фиделем Кастро и Уго Чавесом…

Другой на месте Сапожника давно бы сгорел как спичка, а он способен ходить по минному полю. В марте 2008г. ИРСП повторно выиграла парламентские выборы. В новое свое правительство Родригес Сапатеро ввел не виданное ранее ни в одном кабинете министров число женщин. Говорят, что именно прекрасному полу, голосующему за него с особым энтузиазмом, Бемби обязан своим успехом. Впрочем, разбираться в справедливости этого утверждения у социалистов времени не хватило. Ибо грянул финансовый кризис.

Испанская экономика, построенная на спекуляциях и кредитах рынка недвижимости, полетела в тартарары. Страна разом потеряла конкурентоспособность, бюджетный дефицит превысил 11%, а безработица подскочила до уровня 20% активного населения – в два раза выше среднего по еврозоне.

За временем тучных коров грянула пора коров тощих, и от предвыборных обещаний Сапатеро – высокие пенсии, полная занятость, лучшие социальные выплаты – не осталось ровным счетом ничего. Если бы выборы проводились сейчас, оппозиционная Народная партия обошла бы социалистов, хотя и с перевесом на уровне статистической погрешности (39,5% против 38) – таков итог опроса, проведенного в середине мая.

Манифестации против правительства и режима жесткой экономии множатся по всем регионам. Пришло ли время ставить крест на карьере Зорро-Бемби-Бина? Как он заявил журналистам, у него есть «секретный суперплан» по выходу из очередного тупика. Похоже, и впрямь есть. В конце прошлой недели он наведался к директору-распорядителю МВФ Доминику Стросс-Кану. Согласно официальным заявлениям, переговоры «не связаны с сообщениями в прессе о том, что Мадрид, возможно, попросит о финансовой помощи аналогично Греции». Конечно не попросит. Сами все дадут. На кону вся Европа, в одночасье оказавшаяся под каблуком «испанского сапожка». Кирилл Привалов