Как известно, Кипр переживает не лучшие времена. В настоящее время Кипр ведет переговоры с «тройкой» международных кредиторов (ЕС, Европейский ЦБ и МВФ) о предоставлении финансовой помощи в обмен на сокращение дефицита и проведение реформ. Но Евросоюз не спешит спасать кипрскую экономику за счет собственных налогоплательщиков. Согласно статистике Центробанка России, в 2011 году Кипр занял первое место среди стран, куда переводились российские деньги, а также среди прямых инвесторов в Россию. Тот факт, что Россия и крошечный Кипр являются основными взаимными инвесторами, не может не привлечь внимания.

Как известно, Кипр переживает не лучшие времена. В настоящее время Кипр ведет переговоры с «тройкой» международных кредиторов (ЕС, Европейский ЦБ и МВФ) о предоставлении финансовой помощи в обмен на сокращение дефицита и проведение реформ. Но Евросоюз не спешит спасать кипрскую экономику за счет собственных налогоплательщиков. Согласно статистике Центробанка России, в 2011 году Кипр занял первое место среди стран, куда переводились российские деньги, а также среди прямых инвесторов в Россию. Тот факт, что Россия и крошечный Кипр являются основными взаимными инвесторами, не может не привлечь внимания.

С недавних пор Кипр оказался под микроскопом Евросоюза и различных структур, занимающихся борьбой с отмыванием денег, в связи с обвинениями в масштабном отмывании средств, поступающих преимущественно из России.

Российские бизнесмены облюбовали Кипр в начале 1990—х годов, и с тех пор российский бизнес является одним из столпов экономики острова. Российские компании, банки, инвестиционные фонды, крупные строительные объекты стали неотъемлемой частью кипрского экономического ландшафта. Россияне, покупающие кипрскую недвижимость, а также российские туристы – еще две существенные статьи дохода кипрской экономики.

Можно провести прямую аналогию между россиянами, начавшими активно инвестировать средства в кипрскую экономику с середины 1990—х годов, и ливанцами, которые внесли существенный вклад в экономику острова десятилетием раньше. Однако поток ливанских инвестиций быстро иссяк, в то время как российские деньги стабильно продолжают поступать на остров.

Money laundering в 21 веке

Отмывание денег – это легализация денежных средств, полученных незаконным путем, то есть их перевод из теневой, неформальной экономики в экономику официальную для того, чтобы иметь возможность пользоваться этими средствами открыто и публично. В официальных документах именуется «легализация (отмывание) денежных средств (или иного имущества), приобретенных преступным путем».

При отмывании происходит сокрытие истинного источника доходов, подмена реальных сделок формальными, извращается экономический смысл. При этом на начальном этапе отмывания средств могут подделываться документы, использоваться документы третьих лиц, для окончательной легализации средств используются нормы законов о добросовестном приобретателе и т.п.

Термин «отмывание денег» (англ. money laundering) впервые был употреблен британской газетой The Guardian во время Уотергейтского скандала в связи с незаконным финансированием избирательной кампании Ричарда Никсона.

Обвинения в адрес Кипра: истина где— то посередине

По разным сведениям, на Кипре находится от 8 до 35 млрд евро российских денег. По данным немецких разведслужб, российский капитал на Кипре оценивается в сумму 28 млрд евро, при том, что ВВП островного государства не превышает 18 млрд, и это, как утверждает министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле, не может не вызывать подозрений в отмывании денег.

Читайте также  ЕВРОПАРЛАМЕНТ ПРОГОЛОСОВАЛ ЗА СОЗДАНИЕ СПИСКА МАГНИТСКОГО ДЛЯ ЕС ( DEUTSCHE WELLE , ГЕРМАНИЯ )

Необходимо отметить, что большинство российских средств на острове не являются «черными», поскольку российские бухгалтерские и юридические компании рекомендуют своим клиентам остров как легальную налоговую гавань с ее единым 10%—ным налогом. Со многими странами (в том числе с Россией) Кипр подписал соглашения об избежании двойного налогообложения, позволяющие зарегистрированным на острове компаниям платить 10% налог на Кипре, что является целесообразным с экономической точки зрения. Впрочем, по мнению европейских экспертов, кипрскую систему налогообложения, скорее, можно назвать демпинговой, нежели благоприятной. С особым недоверием к Кипру относится Германия, где в последнее время все чаще звучат недвусмысленные обвинения в отмывании денег российских олигархов. Несомненно, это можно рассматривать, как часть предвыборной компании: социал—демократы и экологи, не поддерживающие оказание финансовой помощи Кипру, «в пику» Меркель, которая эту помощь одобряет, нагнетают атмосферу подозрительности, играя на чувствах избирателей и насаждая мысль о том, что вклады русских олигархов, отмывающих деньги на Кипре, будут спасать за счет немецких налогоплательщиков.

В свою очередь, кипрские официальные лица отвергают все обвинения в том, что олигархи из России пользуются недостатками местной налоговой системы. Они заверяют, что все контролируется, и кипрские законы, противодействующие отмыванию денег, намного строже, чем во многих странах ЕС.

Версия о масштабном отмывании российских денег на руку и лидерам ЕС, которые активно используют ее для достижения собственных политических и экономических целей. К примеру, Австрия и Лихтенштейн, где также широко развита сфера услуг корпоративного администрирования, были бы несказанно рады заполучить сотни и тысячи состоятельных российских клиентов, вести дела их компаний и получать прибыль с их капитала.

По оценкам Отдела по разработке финансовых мер для борьбы с отмыванием денег (FATF) совместно с MoneyVal (экспертной группой Совета Европы по оценке мер борьбы с отмыванием денег), в Германии нелегальная финансовая активность, в том числе уклонение от уплаты налогов, может достигать 40—60 млрд евро. Напомним, что в совместном обзоре FATF и MoneyVal Германия (2009) полностью не соответствует рекомендациям FATF в пяти областях, в то время как у Кипра (2010) нет полного несоответствия ни по одному из критериев. Кипр полностью соответствует требованиям FATF в двенадцати областях, а Германия – лишь в пяти.

Кто протянет руку помощи?

11 февраля в Брюсселе на саммите Еврогруппы (министров финансов стран еврозоны) было принято решение о проведении аудиторской проверки. Она должна показать, как на Кипре соблюдаются законы, регулирующие борьбу с отмыванием денег. Как передает Reuters, аудит станет ответом на обвинения со стороны Германии и других стран в том, что на Кипре отмываются деньги богатых россиян.

Читайте также  Как защитить российское имущество за рубежом?

Власти Кипра и «тройка» потенциальных кредиторов – Еврокомиссия, МВФ и Европейский Центробанк – совместно выберут аудитора. Согласно решению саммита, это должна быть частная фирма. Решение обратиться для проведения аудита к частной компании, а не к одному из международных учреждений, связано с необходимостью завершить процесс как можно быстрее. Еврогруппа стремится принять окончательное решение по Кипру во второй половине марта. Возможно, это произойдет в ходе специально организованной телеконференции, сообщил собеседник агентства. А подготовка результатов аудита международной организацией потребует более длительного времени.

Как пишет The Wall Street Journal, если проверка покажет, что островному государству не хватает контроля «в двух—трех областях» борьбы с отмыванием денег, то обязательства по доработке должны быть внесены в протокол о взаимопонимании между Кипром и ЕС в отношении выделения международных кредитов.

Неделей раньше, 4 февраля, министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что продление срока погашения 2,5—миллиардного кредита, полученного Кипром в 2011 году, является более вероятным сценарием, нежели предоставление нового кредита. На вопрос о том, могут ли быть предоставлены Кипру какие—либо послабления в выплате кредита, Силуанов ответил, что возможно увеличение срока выплаты, реструктуризация долга и, вероятно, изменение ставки по кредиту.

Кипр опровергает обвинения, оперируя фактами

MOKAS – отдел по борьбе с отмыванием денег, созданный под эгидой кипрского Министерства юстиции в 1996 году. В начале февраля 2013 года MOKAS совместно с экспертами из Центробанка и Министерства финансов подготовили циркуляр, освещающий состояние дел на текущий момент, где также говорится о предпринимаемых мерах и их воплощении в целях контроля над финансовыми операциями, проводящимися на Кипре.

Объективные данные, предоставленные компетентными европейскими и международными структурами, ставят под сомнение обвинения в масштабном отмывании российских денег на Кипре.

Кажущаяся привлекательность Кипра в качестве идеальной юрисдикции для отмывания денег минимализируется существованием строго соблюдаемого закона о контроле за перемещением капитала, относительно небольшим объемом операций с наличностью в кипрской финансовой системе и отсутствием независимых пунктов обмена валюты и казино.

Принимая во внимание последствия возможных санкций в случае подтвержденных операций по отмыванию денег, кипрские власти принимают ряд мер (как на законодательном уровне, так и на практике), которые носят превентивный и сдерживающий характер.

Закон предусматривает обязательное информирование MOKAS в случае проведения подозрительных транзакций и обязывает принятие превентивных мер, включая идентификацию клиентов, сохранение учетных записей, обязательный мониторинг и т.д. Это относится ко всем вовлеченным лицам, включая юристов и бухгалтеров. В полномочия MOKAS входит обращение в суд для получения ордера на замораживание, конфискацию и закрытие счетов.

Читайте также  Как президенты США прозевали российскую угрозу – пока не стало слишком поздно

Законом предусматривается контроль на всех этапах проведения сделок и над всеми участниками, включая банки и любые другие государственные и частные организации. В кипрских банках существуют отделы, занимающиеся исключительно проверкой клиентской информации, для этого есть специальный термин – «Know your customer» – «Знай своего клиента».

Банковская тайна не служит препятствием для проведения возможного расследования. В случае необходимости банк обязан предоставить детальные сведения об операциях. То же самое относится к информации о бенефициарных владельцах кипрских и международных компаний. Также на Кипре действует самый строгий в Европе порядок идентификации бенефициаров—физических лиц при так называемом «доверительном управлении».

MOKAS тесно сотрудничает с европейскими и международными структурами, занимающимися борьбой с отмыванием денег. Важно отметить, что возможно проведение расследования по распоряжению иностранных органов власти: их предписания обязательны к выполнению после получения ордера кипрской судебной инстанции на расследование, приостановление или замораживание транзакции, а также конфискацию средств.

Факты и цифры

* В мае 2004 года Кипр перестал быть офшорной зоной.

* Республика Кипр ратифицировала и применяет на практике все предусмотренные международные и европейские директивы в сфере борьбы с отмыванием денег.

* При регистрации компании на Кипре в обязательном порядке должны предоставляться сведения о бенефициарном владельце компании, даже если фактически компанией управляет другое лицо или управление происходит по доверенности.

* Кипрская система против отмывания денег (AML) ни разу не получала оценку несоответствия в оценочном отчете МВФ.

* Парламент Кипра единогласно одобрил три новых законопроекта об ужесточении мер AML в декабре 2012 года.

* По данным MOKAS, с 2005 года по апрель 2010 года было завершено расследование 108 уголовных дел об отмывании денег, по которым осуждены 45 человек.

* Согласно кипрскому законодательству, обязательна идентификация физического лица, имеющего контроль над 10% активов компании. В общеевропейской практике этот порог составляет 25%, что в реальности оборачивается гораздо более низким уровнем контроля.