В адрес вице­президента Еврокомиссии и комиссара по вопросам правосудия, основных прав и гражданства Вивьен Рединг пришло много жалоб, касающихся недобросовестной коммерческой практики кипрских продавцов недвижимости, юристов и банков. Ниже мы публикуем ответ на эти письма, полученный на этой неделе из директората Европейской комиссии по гражданскому законодательству и подписанный руководителем одного из подразделений директората Вероникой Манфреди.

В адрес вице­президента Еврокомиссии и комиссара по вопросам правосудия, основных прав и гражданства Вивьен Рединг пришло много жалоб, касающихся недобросовестной коммерческой практики кипрских продавцов недвижимости, юристов и банков. Ниже мы публикуем ответ на эти письма, полученный на этой неделе из директората Европейской комиссии по гражданскому законодательству и подписанный руководителем одного из подразделений директората Вероникой Манфреди.

Первым делом Манфреди отмечает, что ситуация на кипрском рынке недвижимости воспринимается властями ЕС весьма серьезно. И хотя вопросы права собственности на недвижимость находятся в правовом поле конкретной страны и регулируются местным законодательством, законодательные акты ЕС также обязательны к применению.

Например, «Директива о недобросовестной коммерческой практике» 2005/29/EC (Directive on unfair commercial practices (UCPD)) запрещает продавцу применять вводящие в заблуждение и агрессивные методы. Имеется в виду, что в своей работе продавец должен соблюдать требования профессиональной этики и не вмешиваться в экономическое поведение покупателя, побуждая его совершить сделку, которую бы последний в иных обстоятельствах не совершил. При этом чиновник отмечает, что неполучение или задержка в получении титула собственности сами по себе несправедливой коммерческой практикой считаться не могут, и каждый конкретный случай подлежит рассмотрению местными властями. В то же время сокрытие продавцом на этапе предварительных переговоров с покупателем информации о том, что эта собственность заложена в банке, может быть рассмотрено в свете статьи 7 директивы UCPD, которая как раз и описывает подобные, вводящие в заблуждения «недосмотры». При этом хотим обратить внимание читателей на то, что директива UCPD вступила в силу 12 декабря 2007 года и ее можно применять только в отношении сделок, совершенных после этой даты.

Директорат Европейской комиссии по гражданскому законодательству также обращает внимание пострадавших на другой законодательный акт ЕС, а именно на директиву 84/450/EEC, которая касается вводящей в заблуждение рекламы и описывает отношения между юридическим лицом и конечным потребителем/физическим лицом. Вводящая в заблуждение реклама описывается как «любая реклама, которая каким-либо образом, включая презентации, сознательно или любым другим образом дезинформирует человека, которому она адресована или который имел с ней контакт, и которая вследствие своей обманной природы способна повлиять на его экономическое поведение».

Читайте также  Заседание форума «Деловой России»

В ответе Манфреди упомянута еще одна директива Евросоюза – директива 93/13/EEC. Этот документ описывает случаи недобросовестных условий в договорах купли-продажи. Директива обязывает продавцов письменно фиксировать условия контрактов и излагать их ясным и понятным покупателю образом. Согласно этому же документу, контракты, в которых права сторон значительно различаются в ущерб покупателю, могут рассматриваться как пример недобросовестной коммерческой практики и в таком случае не могут иметь обязательную силу.

Обе эти директивы могут быть применены к сделкам, совершенным после 1 мая 2004 года, то есть после даты вступления Республики Кипр в Евросоюз. Все случаи недобросовестной коммерческой практики подпадают под действие «Европейских нормативов по межнациональному сотрудничеству в области защиты прав потребителей» (the Regulation on Consumer Protection Cooperation). В соответствии с этим документом должны действовать и все уполномоченные государственные органы стран-членов ЕС, расследующие нарушения в этой сфере.

Ранее Еврокомиссия запросила у кипрских властей информацию по всем случаям, описанным в полученных жалобах, с просьбой рассказать, какие меры были предприняты в каждом конкретном случае. В середине января ответ от властей острова был получен и сейчас тщательно изучается в Брюсселе.